Главная
поцілунки   109.   ярослав   культура»,   2011-12   овочевий   «колонізація»   напівпериферію   зефир   Жакет   «осілий   секс   електрокамін   інститутка   найбільш   «мезоліт»,   тексти   року   reader   центр,   проект   соль   безопасности   o.i.   сукні  
Додати статтю | Реєстрація
 укр  |  рус 
Будівництво та ремонт
Відносини чоловіка та жінки
Готові домашні завдання (ГДЗ)
Дієтологія, косметологія, фітнес
Діти та родина
Документи для роботи
Захоплення та хобі
Здоров'я, медицина, захворювання
Конспекти, лекції, курсові роботи
Красота, імідж, одяг
Кулінарні рецепти
Мода та стиль
Питання психології
Подорожі та туризм
Працевлаштування та освіта
Шкільні реферати
Історія
Географія
Література
Людина й світ
Різне
Чи можна вилікуватися від мігрені 
Вагітна мода, ваш стиль під час вагітності 
Сексуальна активність - зльоти й падіння 
Лету кінець 
Скелі Мохер в Ірландії - найвищі скелі Європи.  
Замість горщика — кошик 
Алгебра 8 класс А. Г. Мерзляк, В.Б Полонский, М. С. Якир (для русских школ). № 41. 
Фітодизайн кімнати 
Ах, ці різноманітні меблеві фасади 
Рідна мова 7 клас Олександра Глазова, Юрій Кузнецов. Вправа 348.  
Вчимося правильно хворіти 
Дистрофія сітківки 
Обліпихові маски для обличчя й волосся 
Системи кондиціювання для будинку – основні нюанси при виборі 
Финансовая помощь: понятие, виды (субсидии, дотации, субвенции). Бюджетный кредит.  
Поняття творчості свободи і відповідальності 
Хміль - лікар для жирної шкіри 
Фуд - Розвідка 
We Learn English, 7 class, Alla Nesvit. (Англійська мова, 7 клас, Алла Несвіт )  
Зберегти сторінку Зробити стартовою Відправити другу
 укр
 рус
Література
Литературно-музыкальный сценарий, посвященный 115-летию со дня рождения Сергея Есенина.
Портрет поэта. Интерьер начала ХХ века. Свечи. Букетики полевых цветов.
   Техническое оборудование: Экран и проектор.
   Действующие лица: Ведущая. Сергей Есенин, Айседора Дункан, чтецы.


СЕРГЕЙ ЕСЕНИН – (21.09.1895 – 28.12.1925 гг.)
   
   Литературно-музыкальный сценарий, посвященный 115-летию со дня рождения Сергея Есенина.
   «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…» (эпиграф вечера прикреплен к доске)
   
   Портрет поэта. Интерьер начала ХХ века. Свечи. Букетики полевых цветов.
   Техническое оборудование: Экран и проектор.
   Действующие лица: Ведущая. Сергей Есенин, Айседора Дункан, чтецы.
   СОДЕРЖАНИЕ.
   
    Ведущий: Дорогие гости! Друзья! Наша встреча посвящена тончайшему лирику – Сергею Александровичу Есенину. Бурной и печальной была судьба Есенина. Яркая и беспокойная жизнь во многом способствовала неимоверной популярности его стихов, задушевных и музыкальных, близких и понятным самым разным людям. 115 лет тому назад в тихий синий сентябрьский вечер в деревеньке Константиново, что на Рязанщине, в крестьянской семье родился будущий поэт. Мальчик очень скоро решился родительского крова, так получилось, что рос он на попечении бабушки. «Стих начал слагать рано, - напишет позже Есенин в своей автобиографии. -
   
   (Звучит балалаечный напев, и выходит Есенин в русской рубахе)
   Слайд – калейдоскоп: «Детство поэта. Отчий дом.»
   
   Есенин-актер: «Толчки давала к этому бабка. Она рассказывала сказки. Некоторые сказки с плохими концами мне не нравились, и я их переделывал на свой лад. Стихи начал писать, подражая частушкам.
   Ведущий: Бабушка сумела передать любимому внуку всю прелесть народной устной и песенной речи. «Омут розовых туманов», «осеннее золото лип», «рдяный мак заката», «Русь – малиновое поле» - всю эту поэтическую живописную азбуку С.Есенин постигал в просини рязанского полевого и березового раздолья, в шуме тростников над речными заводями, в семье деда – книжника, знатока житий святых и Евангелия, и бабушки – песенницы.
   Но вот проходит время и в 1904 году уже подросшего Сережу Есенина определяют в Константиновские земское четырехгодичное училище, затем – в церковно – учительскую школу. Склонность к сочинительству не прибавляла к юноши авторитета в глазах ребят. Все больше и больше он начинал чувствовать себя «белой вороной», впрочем не без скрытой гордости ощущая свою исключительность, избранность.
   Ведущий. Нежной сыновней любовью пронизаны стихи Сергея Есенина о Родине – главной теме его творчества. У него все стихи о России. Он любил красивую русскую природу. В березке видел девушку «с зеленой прической» – она символ русской красоты, стройности, юности и целомудрия.
   
   Стих «Зеленая прическа»(1мин)
   
   Зеленая прическа,
   Девическая грудь,
   О тонкая березка,
   Что загляделась в пруд?
   
   Что шепчет тебе ветер?
   О чем звенит песок?
   Иль хочешь в косы – ветви
   Ты лунный гребешок?
   
   Открой, открой мне тайну
   Твоих древесных дум,
   Я полюбил – печальный
   Твой предосенний шум.
   
   И мне в ответ березка:
   «О любопытный друг,
   Сегодня ночью звездной
   Здесь слезы лил пастух.
   
   Луна стелила тени,
   Сияли зеленя.
   За голые колени
   Он обнимал меня.
   
   И так, вздохнувши глубоко,
   Сказал под звон ветвей:
   – Прощай, моя голубка,
   До новых журавлей».
   
   
   
   Ведущий: До конца своей жизни Есенин пронес любовь к родному краю, деревеньке с бревенчатыми избами и резными ставнями. Эту родину он не променяет ни на какую другую.
   
   
   
   1 мин.
   Гой ты, Русь моя родная.
   Хаты – в ризах образа…
   Не видать конца и края,
   Только синь сосет глаза.
   ……………………………
   Если крикнет рать святая:
   «Кинь ты Русь, живи в раю!».
   Я скажу: «Не надо рая!
   Дайте родину мою!»
   
    «Я последний поэт деревни», - скажет он о себе в своих стихах.
   СЛАЙД - пейзаж «Страна березового ситца».
   
   (1 мин)
   Край любимый! Сердцу снятся
   Скирды солнца в водах лонных.
   Я хотел бы затеряться
   В зеленях твоих стозвонных.
   
   По меже, на переметке,
   Резеда и риза кашки.
   И вызванивают в четки
   Ивы - кроткие монашки.
   
   Курит облаком болото,
   Гарь в небесном коромысле.
   С тихой тайной для кого-то
   Затаил я в сердце мысли.
   
   Все встречаю, все приемлю,
   Рад и счастлив душу вынуть.
   Я пришел на эту землю,
   Чтоб скорей ее покинуть.
   
   Это стихотворение С.Есенин прочитал в Царском Селе перед Николаем Гумилевым и Анной Ахматовой. Анну Андреевну потрясло последнее четверостишие – оно показалось ей пророческим.
    В августе 1912 года Сергей Есенин отправляется в Москву. Здесь он поначалу служит в мясной лавке, где работает приказчиком его отец. Вскоре, порвав с ним, поступает в типографию помощником корректора. Колесо его судьбы раскручивается все быстрее и быстрее. Он становится членом Суриковского литературно – музыкального кружка, объединявшего начинающих писателей и поэтов из рабочих и крестьян. Но игра в сознательного рабочего увлекает его не недолго. Ему неуютно и тягостно в Москве. «Настроение у него … упадочное – он поэт, никто не хочет этого понять. Редакции не принимают в печать, отец журит…»
    И 15 марта 1915года Есенин, как только приехал в Петербург, оставляет такую записку А.А.Блоку
   «Александр Александрович! Я хотел бы поговорить с Вами. Дело для меня очень важное. Вы меня не знаете, а может быть, где и встречали по журналам мою фамилию. Хотел бы зайти часа в 4.
    С почтением С.Есенин.»
   Известно, что А.А.Блок отнесся к молодому поэту вполне благосклонно. На обороте записки сохранилась пометка: «стихи свежие, чистые, голосистые…»
    Буквально в несколько недель дотоле никому не известный молодой человек завоевал шумную славу в самых изысканных и влиятельных петербургских литературных кругах. Очень скоро о нем заговорили, как о чуде. Его наперебой приглашали в различные салоны, а стихи печатали лучшие журналы того времени.
    Ведущий: В конце 1915 – начале 1916 имя Есенина встречается на страницах многих изданий рядом с именами самых известных поэтов. Февральскую революцию 1917 года Есенин встретил восторженно. Ему чудилось, что из пламени охватившего страну вот – вот «Фениксом, жаром – птицею возлетит мужицкая Русь ».
   Выходит переодетый Сергей Есенин и ведущий рассказывает о нем:
    В эту пору в Есенине ощущалась большая перемена. Он казался мужественнее, выпрямленнее, взволнованно – серьезнее, чем впервые годы петербургской жизни.
   Поэт чувствовал себя одним из пророков, возвещающих наступление нового, «крестьянского» рая на Земле. По свидетельству современников он находится в непрерывно созидающим состоянии. Одну за другой Есенин пишет небольшие поэмы, совершенно отличные от того, что им было создано прежде: «Отчарь(1917)», «Октоих(1917)», «Иорданская голубица(1918)» и, пожалуй, наиболее скандально – известною «Инонию»(1918).
   При этом поэзия облаченная в церковные ризы сменяется поэзией богоборчества и чуть ли не богохульства.
   
   
   Не устрашуся гибели,
   Ни копий, ни стрел дождей.
   Так говорит по Библии
   Пророк Есенин Сергей.
   ……………………………..
   Облаки лают,
   Ревет златозубая высь…
   Пою и взываю:
   Господи, отелись!
   
    Тем временем события разворачивались с угрожающей быстротой. Россия разорвана, растерзана, кипит Гражданская война. Раньше, чем многие другие, Есенин понимает, что на пути в Инонию большевики не попутчики. В 1918 году восторженное, приподнятое настроение, опьянение своей миссией «пророка» сменяются у поэта растерянностью и недоумением. Есенина привлекает имажинизм, хотя ненадолго.
   Есть люди, к которым все животные, а особенно собаки, относятся с большой симпатией. Есенин принадлежал к их числу. Актер Качалов рассказывал, как быстро подружились его собака Джим и Есенин. Качалов был удивлен, увидев их сидящими в обнимку на диване. При этом Джим лизал лицо поэта, а тот держал его лапу и приговаривал: « Что это за лапа, я сроду не видал такой».
   
    «Дай, Джим, на счастье лапу мне»(1,5мин)
   
   Дай, Джим, на счастье лапу мне,
   Такую лапу не видал я сроду.
   Давай с тобой полаем при луне
   На тихую, бесшумную погоду.
   Дай, Джим, на счастье лапу мне.
   
   Пожалуйста, голубчик, не лижись.
   Пойми со мной хоть самое простое.
   Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,
   Не знаешь ты, что жить на свете стоит.
   
   Хозяин твой и мил и знаменит,
   И у него гостей бывает в доме много,
   И каждый, улыбаясь, норовит
   Тебя по шерсти бархатной потрогать.
   
   Ты по-собачьи дьявольски красив,
   С такою милою доверчивой приятцей.
   И, никого ни капли не спросив,
   Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.
   
   Мой милый Джим, среди твоих гостей
   Так много всяких и невсяких было.
   Но та, что всех безмолвней и грустней,
   Сюда случайно вдруг не заходила?
   
   Она придет, даю тебе поруку.
   И без меня, в ее уставясь взгляд,
   Ты за меня лизни ей нежно руку
   За все, в чем был и не был виноват.
   
   Ведущий: Кто же эта прекрасная незнакомка, о которой спрашивает поэт? Приоткроем завесу тайны личной жизни поэта. Познакомим с его некоторыми возлюбленными - музами поэта на создание шедевров любовной лирики.
   
   (СЛАЙД « Он искал в этих женщинах счастья…») Идут чередой портреты женщин.
   
   Это первая любовь поэта – Аня Сардановская. В 9 лет они клятвенно обещали пожениться, когда вырастут. Но Аня первой вышла замуж.
   Это Маша Бальзамова - чистая, нежная, встреченная им в 17 лет. Сергей называл ее «тургеневской Лизой», любил безмерно и посвятил ей много стихов, в том числе «Не бродить, не мять в кустах багряных…».Роман в письмах длился с ней 3 года.
   
   (1,5мин)
   
   Не бродить, не мять в кустах багряных
   Лебеды и не искать следа.
   Со снопом волос твоих овсяных
   Отоснилась ты мне навсегда.
   
   С алым соком ягоды на коже,
   Нежная, красивая, была
   На закат ты розовый похожа
   И, как снег, лучиста и светла.
   
   Зерна глаз твоих осыпались, завяли,
   Имя тонкое растаяло, как звук,
   Но остался в складках смятой шали
   Запах меда от невинных рук.
   
   В тихий час, когда заря на крыше,
   Как котенок, моет лапкой рот,
   Говор кроткий о тебе я слышу
   Водяных поющих с ветром сот.
   
   Пусть порой мне шепчет синий вечер,
   Что была ты песня и мечта,
   Всё ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи -
   К светлой тайне приложил уста.
   
   Не бродить, не мять в кустах багряных
   Лебеды и не искать следа.
   Со снопом волос твоих овсяных
   Отоснилась ты мне навсегда.
   
   Ведущий: Анна Изряднова – первая гражданская жена поэта, которая родила ему первенца, сына Юрия.
   Зинаида Райх – 22-летняя красавица, веселая, жизнерадостная, стала его женой и матерью двоих детей: Тани и Кости. Но любовь-страсть была недолгой. Размолвки, ссоры. Впоследствии Зинаида стала женой известного театрального режиссера Всеволода Мейерхольда.
   
   Письмо к женщине
   
   Роковой оказалась встреча с известной всему миру танцовшице - американкой Айседорой Дункан.
   
   СЛАЙДЫ об Айседоре и Есенине
   
   Айседора: Я приехала в Москву в голодный 21-й год и познакомилась с Сергеем Есениным. Он произвел на меня незабываемое впечатление, перевернув всю душу, заставив забыть обет безбрачия после гибели моих крошек. У него золотая голова! Он так красив, как и талантлив, и… слишком молод для меня. Несмотря на разницу в 17 лет, через полгода мы поженились и носили совместную фамилию ЕСЕНИНЫ – ДУНКАН. Весной 1922года мы улетели в свадебное путешествие сначала в Европу, затем в США. Я провезла его по всему миру и открыла перед ним шедевры мирового искусства. Но Езенин был в душе бродячим цыганом и слишком любил Россию.
   Ведущая: В августе 1923 года Дункан и Есенин уже снова в Москве. Как – то не заметно наступил полный разрыв! Есенин и Дункан расстались.
   (на фоне музыки герои расстаются: Он держит ее за руку. Она уходит, шлейф падает).
   
   1,5мин
   Мне грустно на тебя смотреть,
   Какая боль, какая жалость!
   Знать, только ивовая медь
   Нам в сентябре с тобой осталась.
   Чужие губы разнесли
   Твое тепло и трепет тела.
   Как будто дождик моросит
   С души, немного омертвелой.
   
   Ну что ж! Я не боюсь его.
   Иная радость мне открылась.
   Ведь не осталось ничего,
   Как только желтый тлен и сырость.
   
   Ведь и себя я не сберег
   Для тихой жизни, для улыбок.
   Так мало пройдено дорог,
   Так много сделано ошибок.
   
   Смешная жизнь, смешной разлад.
   Так было и так будет после.
   Как кладбище, усеян сад
   В берез изглоданные кости.
   
   Вот так же отцветем и мы
   И отшумим, как гости сада...
   Коль нет цветов среди зимы,
   Так и грустить о них не надо.
   
   Ведущая: Галя Бениславская – эта девушка умная и глубокая, любила Есенина преданно и беззаветно. Есенин отвечал большим дружеским чувством. «Галя, милая! Повторяю Вам, что вы очень и очень мне дороги да и сами Вы знаете, что без Вашего участия в моей судьбе было бы очень много плачевного…» - писал Есенин. Поэт делился с Бениславской творческими планами, посвящал ее в радостные и грустные события его жизни. Любя и ценя Галину, как редчайшего своего друга, он в тоже время в марте 1925 года написал ей короткое письмо: «Милая Галя! Вы мне близки. Как друг, но я не сколько не люблю Вас, как женщину.» Тем не менее Бениславская не покидала его и заботилась о нем. Только женитьба Есенина на внучке Льва Толстого, Софье Андреевне Толстой, заставила Бениславскую отойти от него. Почти через год после смерти поэта – 3.декабря 1926 года – Галина Бениславская покончила жизнь самоубийством на могиле Есенина и завещала похоронить ее рядом с ним.
    Но больше всего стихотворений - 7 - из цикла «Любовь хулигана», он посвятил Августе Миклашевской – красавице – совсем юной актрисе Московского театра. С Августой он познакомился летом 23-го года. Есенин тогда прибыл из-за границы. В этом же году состоялась их помолвка. Она «могла пойти за ним все равно куда», но его скандальные истории отпугивали её, и брачный контракт не состоялся, «сердце подчинилось разуму». Одно из его стихотворений больше всего затронуло её сердце.
   
   (Читает «Заметался пожар голубой» )
   (1 мин)
   
   Заметался пожар голубой,
   Позабылись родимые дали.
   В первый раз я запел про любовь,
   В первый раз отрекаюсь скандалить.
   
   Был я весь - как запущенный сад,
   Был на женщин и зелие падкий.
   Разонравилось пить и плясать
   И терять свою жизнь без оглядки.
   
   Мне бы только смотреть на тебя,
   Видеть глаз злато-карий омут,
   И чтоб, прошлое не любя,
   Ты уйти не смогла к другому.
   
   Поступь нежная, легкий стан,
   Если б знала ты сердцем упорным,
   Как умеет любить хулиган,
   Как умеет он быть покорным.
   
   Я б навеки забыл кабаки
   И стихи бы писать забросил.
   Только б тонко касаться руки
   И волос твоих цветом в осень.
   
   Я б навеки пошел за тобой
   Хоть в свои, хоть в чужие дали...
   В первый раз я запел про любовь,
   В первый раз отрекаюсь скандалить.
   
   
   
   (1,5 мин)
   
   Ты такая ж простая, как все,
   Как сто тысяч других в России.
   Знаешь ты одинокий рассвет,
   Знаешь холод осени синий.
   
   По-смешному я сердцем влип,
   Я по-глупому мысли занял.
   Твой иконный и строгий лик
   По часовням висел в рязанях.
   
   Я на эти иконы плевал,
   Чтил я грубость и крик в повесе,
   А теперь вдруг растут слова
   Самых нежных и кротких песен.
   
   Не хочу я лететь в зенит,
   Слишком многое телу надо.
   Что ж так имя твое звенит,
   Словно августовская прохлада?
   
   Я не нищий, ни жалок, ни мал
   И умею расслышать за пылом:
   С детства нравиться я понимал
   Кобелям да степным кобылам.
   
   Потому и себя не сберег
   Для тебя, для нее и для этой.
   Невеселого счастья залог -
   Сумасшедшее сердце поэта.
   
   Потому и грущу, осев,
   Словно в листья, в глаза косые...
   Ты такая ж простая, как все,
   Как сто тысяч других в России.
   
   
   
   (1,5 мин)
   
   Пускай ты выпита другим,
   Но мне осталось, мне осталось
   Твоих волос стеклянный дым
   И глаз осенняя усталость.
   
   О возраст осени! Он мне
   Дороже юности и лета.
   Ты стала нравиться вдвойне
   Воображению поэта.
   
   Я сердцем никогда не лгу,
   И потому на голос чванства
   Бестрепетно сказать могу,
   Что я прощаюсь с хулиганством.
   
   Пора расстаться с озорной
   И непокорною отвагой.
   Уж сердце напилось иной,
   Кровь отрезвляющею брагой.
   
   И мне в окошко постучал
   Сентябрь багряной веткой ивы,
   Чтоб я готов был и встречал
   Его приход неприхотливый.
   
   Теперь со многим я мирюсь
   Без принужденья, без утраты.
   Иною кажется мне Русь,
   Иными - кладбища и хаты.
   
   Прозрачно я смотрю вокруг
   И вижу, там ли, здесь ли, где-то ль,
   Что ты одна, сестра и друг,
   Могла быть спутницей поэта.
   
   Что я одной тебе бы мог,
   Воспитываясь в постоянстве,
   Пропеть о сумерках дорог
   И уходящем хулиганстве.
   
   
   
   
   (1,5 мин)
   Дорогая, сядем рядом,
   Поглядим в глаза друг другу.
   Я хочу под кротким взглядом
   Слушать чувственную вьюгу.
   
   Это золото осеннее,
   Эта прядь волос белесых -
   Все явилось, как спасенье
   Беспокойного повесы.
   
   Я давно мой край оставил,
   Где цветут луга и чащи.
   В городской и горькой славе
   Я хотел прожить пропащим.
   
   Я хотел, чтоб сердце глуше
   Вспоминало сад и лето,
   Где под музыку лягушек
   Я растил себя поэтом.
   
   Там теперь такая ж осень...
   Клен и липы в окна комнат,
   Ветки лапами забросив,
   Ищут тех, которых помнят.
   
   Их давно уж нет на свете.
   Месяц на простом погосте
   На крестах лучами метит,
   Что и мы придем к ним в гости,
   
   Что и мы, отжив тревоги,
   Перейдем под эти кущи.
   Все волнистые дороги
   Только радость льют живущим.
   
   Дорогая, сядь же рядом,
   Поглядим в глаза друг другу.
   Я хочу под кротким взглядом
   Слушать чувственную вьюгу.
   
   (1,5 мин)
   Несказанное, синее, нежное...
   Тих мой край после бурь, после гроз,
   И душа моя — поле безбрежное —
   Дышит запахом мёда и роз.
   
   Я утих. Годы сделали дело,
   Но того, что прошло, не кляну.
   Словно тройка коней оголтелая
   Прокатилась во всю страну.
   
   Напылили кругом. Накопытили.
   И пропали под дьявольский свист.
   А теперь вот в лесной обители
   Даже слышно, как падает лист.
   
   Колокольчик ли? Дальнее эхо ли?
   Всё спокойно впивает грудь.
   Стой, душа, мы с тобой проехали
   Через бурный положенный путь.
   
   Разберёмся во всём, что видели,
   Что случилось, что сталось в стране,
   И простим, где нас горько обидели
   По чужой и по нашей вине.
   
   Принимаю, что было и не было,
   Только жаль на тридцатом году —
   Слишком мало я в юности требовал,
   Забываясь в кабацком чаду.
   
   Но ведь дуб молодой, не разжёлудясь,
   Так же гнётся, как в поле трава...
   Эх ты, молодость, буйная молодость,
   Золотая сорвиголова
   
   СЛАЙД персидские мотивы.
   
   Ведущая: несмотря на перепады настроения и ощущения бездомности Есенин очень напряженно и увлеченно работает, а в 1924 – 1925 гг.он посещает Грузию и Азейбарджан, во время этих поездок рождаются певучие и на удивление мелодичные стихи из цикла «Персидские мотивы»
   
   «Шаганэ ты моя, Шаганэ...»
   
   Шаганэ ты моя, Шаганэ!
   Потому, что я с севера, что ли,
   Я готов рассказать тебе поле,
   Про волнистую рожь при луне.
   Шаганэ ты моя, Шаганэ.
   
   
   Нельзя оставить без внимания его знаменитые «Письмо к матери», «Письмо от матери» и «Ответ». Нежной сыновней любовью и тоскою пронизаны эти письма.
   
   
   Читает «Письмо матери» – название стиха - на слайде(2 мин)
   
   Ты жива еще, моя старушка?
   Жив и я. Привет тебе, привет!
   Пусть струится над твоей избушкой
   Тот вечерний несказанный свет.
   
   Пишут мне, что ты, тая тревогу,
   Загрустила шибко обо мне,
   Что ты часто ходишь на дорогу
   В старомодном ветхом шушуне.
   
   И тебе в вечернем синем мраке
   Часто видится одно и то ж:
   Будто кто-то мне в кабацкой драке
   Саданул под сердце финский нож.
   
   Ничего, родная! Успокойся.
   Это только тягостная бредь.
   Не такой уж горький я пропойца,
   Чтоб, тебя не видя, умереть.
   
   Я по-прежнему такой же нежный
   И мечтаю только лишь о том,
   Чтоб скорее от тоски мятежной
   Воротиться в низенький наш дом.
   
   Я вернусь, когда раскинет ветви
   По-весеннему наш белый сад.
   Только ты меня уж на рассвете
   Не буди, как восемь лет назад.
   
   Не буди того, что отмечталось,
   Не волнуй того, что не сбылось,—
   Слишком раннюю утрату и усталость
   Испытать мне в жизни привелось.
   
   И молиться не учи меня. Не надо!
   К старому возврата больше нет.
   Ты одна мне помощь и отрада,
   Ты одна мне несказанный свет.
   
   Так забудь же про свою тревогу,
   Не грусти так шибко обо мне.
   Не ходи так часто на дорогу
   В старомодном ветхом шушуне.
   
   Письмо от матери (2,5 мин)
   
   Чего же мне
   Еще теперь придумать,
   О чем теперь
   Еще мне написать?
   Передо мной
   На столике угрюмом
   Лежит письмо,
   Что мне прислала мать.
   
   Она мне пишет:
   «Если можешь ты,
   То приезжай, голубчик,
   К нам на святки.
   Купи мне шаль,
   Отцу купи порты,
   У нас в дому
   Большие недостатки.
   Мне страх не нравится,
   Что ты поэт,
   Что ты сдружился
   С славою плохою.
   Гораздо лучше б
   С малых лет
   Ходил ты в поле за сохою.
   
   Стара я стала
   И совсем плоха,
   Но если б дома
   Был ты изначала,
   То у меня
   Была б теперь сноха
   И на ноге
   Внучонка я качала.
   
   Но ты детей
   По свету растерял,
   Свою жену
   Легко отдал другому,
   И без семьи, без дружбы,
   Без причал
   Ты с головой
   Ушел в кабацкий омут.
   
   Любимый сын мой,
   Что с тобой?
   Ты был так кроток,
   Был так смиренен.
   И говорил все наперебой:
   Какой счастливый
   Александр Есенин!
   
   В тебе надежды наши
   Не сбылись,
   И на душе
   С того больней и горше,
   Что у отца
   Была напрасной мысль,
   Чтоб за стихи
   Ты денег брал побольше.
   
   Хоть сколько б ты
   Ни брал,
   Ты не пошлешь их в дом,
   И потому так горько
   Речи льются,
   Что знаю я
   На опыте твоем:
   Поэтам деньги не даются.
   
   Мне страх не нравится,
   Что ты поэт,
   Что ты сдружился
   С славою плохою.
   Гораздо лучше б
   С малых лет
   Ходил ты в поле за сохою.
   
   Теперь сплошная грусть,
   Живем мы, как во тьме.
   У нас нет лошади.
   Но если б был ты в доме,
   То было б все,
   И при твоем уме —
   Пост председателя
   В волисполкоме.
   Тогда б жилось смелей,
   Никто б нас не тянул,
   И ты б не знал
   Ненужную усталость,
   Я б заставляла
   Прясть
   Твою жену,
   А ты, как сын,
   Покоил нашу старость».
   . . . . . . . . . . . .
   Я комкаю письмо,
   Я погружаюсь в жуть.
   Ужель нет выхода
   В моем пути заветном?
   Но все, что думаю,
   Я после расскажу.
   Я расскажу
   В письме ответном...
   
   Ответ
   
    Старушка милая,
    Живи, как ты живешь.
    Я нежно чувствую
    Твою любовь и память.
    Но только ты
    Ни капли не поймешь -
    Чем я живу
    И чем я в мире занят.
   
    Теперь у вас зима.
    И лунными ночами,
    Я знаю, ты
    Помыслишь не одна,
    Как будто кто
    Черемуху качает
    И осыпает
    Снегом у окна.
   
    Родимая!
    Ну как заснуть в метель?
    В трубе так жалобно
    И так протяжно стонет.
    Захочешь лечь,
    Но видишь не постель,
    А узкий гроб
    И - что тебя хоронят.
   
    Так будто тысяча
    Гнусавейших дьячков,
    Поет она плакидой -
    Сволочь-вьюга!
    И снег ложится
    Вроде пятачков,
    И нет за гробом
    Ни жены, ни друга!
   
    Я более всего
    Весну люблю.
    Люблю разлив
    Стремительным потоком,
    Где каждой щепке,
    Словно кораблю,
    Такой простор,
    Что не окинешь оком.
   
    Но ту весну,
    Которую люблю,
    Я революцией великой
    Называю!
    И лишь о ней
    Страдаю и скорблю,
    Ее одну
    Я жду и призываю!
   
    Но эта пакость -
    Хладная планета!
    Ее и Солнцем-Лениным
    Пока не растопить!
    Вот потому
    С больной душой поэта
    Пошел скандалить я,
    Озорничать и пить.
   
    Но время будет,
    Милая, родная!
    Она придет, желанная пора!
    Недаром мы
    Присели у орудий:
    Тот сел у пушки,
    Этот - у пера.
   
   
   
   
   
    Забудь про деньги ты,
    Забудь про все.
    Какая гибель?!
    Ты ли это, ты ли?
    Ведь не корова я,
    Не лошадь, не осел,
    Чтобы меня
    Из стойла выводили!
   
    Я выйду сам,
    Когда настанет срок,
    Когда пальнуть
    Придется по планете,
    И, воротясь,
    Тебе куплю платок,
    Ну, а отцу
    Куплю я штуки эти.
   
    Пока ж - идет метель,
    И тысячей дьячков
    Поет она плакидой -
    Сволочь-вьюга.
    И снег ложится
    Вроде пятачков,
    И нет за гробом
    Ни жены, ни друга.
   
   
   В Баку была начата и закончена уже в Москве поэма «Анна Снегина».
   Воспоминания о родной деревне, о революционных событиях, нарушивших веками складывавшийся крестьянский уклад жизни, наконец, о юношеской любви поэта к молодой помещице Кашиной, ставшей прототипом главной героине, делают поэму автобиографичной.
   
   
   Иду я разросшимся садом,
   Лицо задевает сирень.
   Так мил моим вспыхнувшим взглядам
   Состарившийся плетень.
   Когда-то у той вон калитки
   Мне было шестнадцать лет,
   И девушка в белой накидке
   Сказала мне ласково: «Нет!»
   Далекие, милые были!
   Тот образ во мне не угас.
   Мы все в эти годы любили,
   Но мало любили нас.
   
   Как всякий великий поэт, Есенин поэт-философ. Говорит о бренности человеческой жизни в мире Вселенной. «Не жалею, не зову, не плачу…» - вершина его поэзии. Это благодарственная песнь за радости жизни.
   
   Звучит стихотворение «Не жалею, не зову, не плачу…»
   (1мин)
   Не жалею, не зову, не плачу,
   Все пройдет, как с белых яблонь дым.
   Увяданья золотом охваченный,
   Я не буду больше молодым.
   
   Ты теперь не так уж будешь биться,
   Сердце, тронутое холодком,
   И страна березового ситца
   Не заманит шляться босиком.
   
   Дух бродяжий! ты все реже, реже
   Расшевеливаешь пламень уст
   О, моя утраченная свежесть,
   Буйство глаз и половодье чувств!
   
   Я теперь скупее стал в желаньях,
   Жизнь моя, иль ты приснилась мне?
   Словно я весенней гулкой ранью
   Проскакал на розовом коне.
   
   Все мы, все мы в этом мире тленны,
   Тихо льется с кленов листьев медь...
   Будь же ты вовек благословенно,
   Что пришло процвесть и умереть.
   
   
   Чуть ли не каждое стихотворение написанное поэтом в эти годы , явно или подспудно свидетельствует о том, что развязка его судьбы близка. В том числе и маленький шедевр «Отговорила роща золотая», где пронзительно звучат характерные для всего творчества Есенина мотивы странничества, кратковременности пребывания человека на земле.
   
   
   Отговорила роща золотая
   Березовым, веселым языком,
   И журавли, печально пролетая,
   Уж не жалеют больше ни о ком.
   
   Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник -
   Пройдет, зайдет и вновь покинет дом.
   О всех ушедших грезит конопляник
   С широким месяцем над голубым прудом.
   
   
   Стою один среди равнины голой,
   А журавлей относит ветром в даль,
   Я полон дум о юности веселой,
   Но ничего в прошедшем мне не жаль.
   
   Не жаль мне лет, растраченных напрасно,
   Не жаль души сиреневую цветь.
   В саду горит костер рябины красной,
   Но никого не может он согреть.
   
   Не обгорят рябиновые кисти,
   От желтизны не пропадет трава,
   Как дерево роняет тихо листья,
   Так я роняю грустные слова.
   
   И если время, ветром разметая,
   Сгребет их все в один ненужный ком...
   Скажите так... что роща золотая
   Отговорила милым языком.
   
    Ждать осталось не долго. 24 декабря 1925 г.Есенин приехал из Москвы в Ленинград, как он говорил, на постоянное место жительства. 27 декабря, утром, в гостинице, сочинил стихотворение и не найдя в номере чернил, разрезал в нескольких местах руку, обмакнул в собственную кровь перо и написал:
   
   До свиданья, друг мой, до свиданья.
   Милый мой, ты у меня в груди.
   Предназначенное расставанье
   Обещает встречу впереди.
   
   До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
   Не грусти и не печаль бровей,-
   В этой жизни умирать не ново,
   Но и жить, конечно, не новей.
   
   
   А в ночь с 27 на 28 декабря, как писал поэт и критик В. Ходасевич, «он обернул вокруг своей шеи…веревку от чемодана, вывезенного из Европы, выбил из – под ног табуретку и повис лицом к синей ночи, смотря на Исаакиевскую площадь ».
   
   Звучит песня «Забава» в исполнении А.Малинина + слайд-шоу:
   Гостиница «Англитер», автограф последнего стихотворения и т.д.
   


Автор: ukrix | Відгуки: 4 | Перегляди: 8688 | 03/04/2011 Шкільні реферати - Література

Ссылка на статью:


Оставить комментарий
Ваше имя:
Комментарий:
Введите текст, изображенный на картинке:
 
Інші статті цього автора
Роздільне харчування: становимо меню
Надзвичайно модне останнім часом здорове харчування наклало табу на значний список звичних нам продуктів і позначило ряд правил, відповідно до яких ми повинні вишиковувати нашу гастрономічну культуру. ...

Автор: ukrix |Відгуки:0 | Перегляди:4340 | 19/04/2012 Дієтологія, косметологія, фітнес - Правильне харчування
Потуги
Потуги – це довільні скорочення м’язів черевного преса й діафрагми, і разом з переймами в другому періоді пологів вони називаються родовими силами, що виганяють дитину. Потуги покликані допомогти жінці народити...

Автор: ukrix |Відгуки:0 | Перегляди:3230 | 14/08/2011 Діти та родина - Пологи
Атлетична гімнастика скульптурна робота над тілом
Багато мріють про силует з помірковано розвиненими рельєфними м’язами. Для того щоб знайти бажані форми, зробити фігуру підтягнутою й позбутися зайвого жиру не потрібно професійно займатися спортом. Треба озброїтися...

Автор: ukrix |Відгуки:0 | Перегляди:3789 | 11/04/2011 Дієтологія, косметологія, фітнес - Фітнес
Танцевальные стили: Фламенко (Flamenco)
Чувство и страсть в сочетании с пылким испанским характером породили своеобразный и редкий танец. В его истории были взлеты и падения, но он всегда возрождался.

Автор: ukrix |Відгуки:0 | Перегляди:131550 | 05/12/2014 Захоплення та хобі - Танці
Співбесіда в школі, без паніки!
Через місяць у більшості українських шкіл починається подача заяв і призначення співбесід для першокласників-2012....

Автор: ukrix |Відгуки:0 | Перегляди:5822 | 13/03/2012 Діти та родина - Діти та навчання